Владимир Высоцкий — Лукоморья больше нет: Стих

Ты уймись, уймись, тоска у меня в груди, 7 Это только присказка, сказка впереди Распрекрасно жить в домах на куриных на ногах, Но явился всем на страх Вертопрах, Добрый молодец он был - бабку-ведьму подпоил, Ратный подвиг совершил, дом спалил Тридцать три богатыря порешили, что зазря Берегли они царя и моря, Каждый взял себе надел, кур завел и в нем сидел 7 Охраняя свой удел не у дел Ободрав зеленый дуб дядька ихний сделал сруб, А с окружающими туп стал и груб, И ругался день-деньской бывший дядька их морской, Хоть имел участок свой под Москвой А Русалка, вот дела - честь недолго берегла, И однажды, как смогла, родила, Тридцать три же мужика не желают знать сынка, Пусть считается пока сын полка Как-то раз один колдун, врун болтун и хохотун, Предложил ей, как знаток бабских струн, Мол, русалка, все пойму и с дитем тебя возьму, И пошла она к нему как в тюрьму Там и вправду ходит кот, как направо, так поет, А как налево - так загнет анекдот, Но ученый, сукин сын, цепь златую снес в торгсин, А на выручку - один в магазин Как-то раз за Божий дар получил он гонорар, В Лукоморье перегар на гектар, Но хватил его удар и чтоб избегнуть Божьих кар Кот диктует про татар мемуар

В ДОСах з"явиться нова"законна" парковка у лісопарковій зоні.

Ты уймись, уймись, тоска у меня в груди, Это только присказка, сказка впереди Распрекрасно жить в домах на куриных на ногах, Но явился всем на страх Вертопрах, Добрый молодец он был - бабку-ведьму подпоил, Ратный подвиг совершил, дом спалил Тридцать три богатыря порешили, что зазря Берегли они царя и моря, Каждый взял себе надел, кур завел и в нем сидел Охраняя свой удел не у дел Ободрав зеленый дуб, дядька ихний сделал сруб, А с окружающими туп стал и груб, И ругался день-деньской бывший дядька их морской, Хоть имел участок свой под Москвой А Русалка, вот дела - честь недолго берегла, И однажды, как смогла, родила, Тридцать три же мужика не желают знать сынка, Пусть считается пока сын полка

Но явился всем на страх вертопрах! Добрый молодец он был, ратный подвиг совершил -. Бабку-ведьму подпоил, дом спалил! Am Dm Am. Ты уймись.

Дуб годится на паркет, - так ведь нет: Выходили из избы здоровенные жлобы, Порубили те дубы на гробы. Распрекрасно жить в домах на куриных на ногах, Но явился всем на страх вертопрах! Добрый молодец он был, ратный подвиг совершил - Бабку-ведьму подпоил, дом спалил! Ты уймись, уймись, тоска У меня в груди! Это только присказка - Сказка впереди.

Здесь и вправду ходит кот, как направо - так поет, Как налево - так загнет анекдот, Но ученый сукин сын - цепь златую снес в торгсин, И на выручку один - в магазин. Как-то раз за божий дар получил он гонорар: В Лукоморье перегар - на гектар. Но хватил его удар. Чтоб избегнуть божьих кар, Кот диктует про татар мемуар.

Тридцать три богатыря порешили, что зазря Берегли они царя и моря. Каждый взял себе надел, кур завел и там сидел Охраняя свой удел не у дел.

7 Дуб годится на паркет, - так ведь нет: Распрекрасно жить в домах на куриных на ногах, Но явился всем на страх вертопрах! Добрый молодец он был, ратный подвиг совершил - Бабку-ведьму подпоил, дом спалил!

Но явился всем на страх вертопрах. Добрый молодец он был, бабку ведьму подпоил,. Ратный подвиг совершил: дом спалил. Ты уймись, уймись, тоска у.

Лукомоья больше нет, от дубов постыл и след, 7 Дуб годится на пакет, так ведь нет - Выходили из избы здоовенные жлобы, Поубили все дубы на гобы Ты уймись, уймись, тоска у меня в гуди, 7 Это только писказка, сказка впееди Распекасно жить в домах на куиных на ногах, о явился всем на стах Ветопах, Добый молодец он был - бабку-ведьму подпоил, Ратный подвиг совешил, дом спалил Тидцать ти богатыя поешили, что зазя Беегли они цая и моя, Каждый взял себе надел, ку завел и в нем сидел 7 Оханяя свой удел не у дел Ободав зеленый дуб дядька ихний сделал суб, А с окужающими туп стал и губ, И угался день-деньской бывший дядька их моской, Хоть имел участок свой под Москвой А Русалка, вот дела - честь недолго беегла, И однажды, как смогла, одила, Тидцать ти же мужика не желают знать сынка, Пусть считается пока сын полка Как-то аз один колдун, вун болтун и хохотун, Педложил ей, как знаток бабских стун, Мол, усалка, все пойму и с дитем тебя возьму, И пошла она к нему как в тюьму Там и впавду ходит кот, как напаво, так поет, А как налево - так загнет анекдот, о ученый, сукин сын, цепь златую снес в тогсин, А на выучку - один в магазин Как-то аз за Божий да получил он гоноа, В Лукомоье пеега на гекта, о хватил его уда и чтоб избегнуть Божьих ка Кот диктует по тата мемуа А бадатый Ченомо, лукомоский певый во, Он давно Людмилу спе, ой, хите!

Высоцкий Владимир - Лукоморья больше нет

Лукоморья больше нет, от дубов простыл и след. Дуб годится на паркет, — так ведь нет: Выходили из избы здоровенные жлобы, Порубили все дубы на гробы. Распрекрасно жить в домах на куриных на ногах, Но явился всем на страх вертопрах!

Но явился всем на страх вертопрах! Добрый молодец он был, бабку-ведьму подпоил, Ратный подвиг совершил - дом спалил! Ты уймись, уймись, тоска.

Лукоморья больше нет Подбор прислал: Ты уймись, уймись, тоска у меня в гуди, 7 Это только писказка, сказка впееди Распекасно жить в домах на куиных на ногах, о явился всем на стах Ветопах, Добый молодец он был - бабку-ведьму подпоил, Ратный подвиг совешил, дом спалил Тидцать ти богатыя поешили, что зазя Беегли они цая и моя, Каждый взял себе надел, ку завел и в нем сидел 7 Оханяя свой удел не у дел Ободав зеленый дуб дядька ихний сделал суб, А с окужающими туп стал и губ, И угался день-деньской бывший дядька их моской, Хоть имел участок свой под Москвой А Русалка, вот дела - честь недолго беегла, И однажды, как смогла, одила, Тидцать ти же мужика не желают знать сынка, Пусть считается пока сын полка Как-то аз один колдун, вун болтун и хохотун, Педложил ей, как знаток бабских стун, Мол, усалка, все пойму и с дитем тебя возьму, И пошла она к нему как в тюьму Там и впавду ходит кот, как напаво, так поет, А как налево - так загнет анекдот, о ученый, сукин сын, цепь златую снес в тогсин, А на выучку - один в магазин Как-то аз за Божий да получил он гоноа, В Лукомоье пеега на гекта, о хватил его уда и чтоб избегнуть Божьих ка Кот диктует по тата мемуа А бадатый Ченомо, лукомоский певый во, Он давно Людмилу спе, ой, хите Ловко пользуется, тать, тем, что может он летать, Зазеваешься - он хвать - и тикать.

А ковеный самолет сдал в музей в запошлый год, Любознательный наод так и пет, И без опаски стаый хыч баб воует - хнычь, ни хнычь, Ой, скоей его азбей паалич ету мочи, нету сил - Леший как-то недопил, Лешачиху свою бил и вопил:

ИРОНИЯ И ФАНТАСТИКА

Дело в том, что все песни, которые я пою, я пишу сам, - и текст, и музыку. Сам их исполняю и сам, как могу, подигрываю себе на гитаре. Поэтому я совсем не принадлежу к разряду эстрадных певцов. Это есть жанр авторской песни, исполнительский жанр.

Творчество Высоцкого принадлежит всем! Если кто-то Распрекрасно жить в домах на куриных на ногах, Но явился всем на страх вертопрах! Добрый.

В общем, значит не секрет, Лукоморья больше нет, Всё, про что писал поэт, это бред. Понаехало егерей и всех невиданных зверей постреляли, опять об охране природы. И Лукоморья больше нет. Ещё раз обращу внимание на рифму зверей-ей-за ней-егерей и секрет-нет-поэт-бред Ты уймись, уймись, тоска, Раз уж это присказка, Значит, сказка дрянь. В заключение поэт видоизменяет рефрен, чтобы подчеркнуть, уж если такое творится в присказке, то и вся новая нынешняя действительность — дрянь.

О ней-то и речь. Упомяну ещё раз о великолепном языке, обращу внимание на использование устаревших слов которые ВВ каким-то образом знает , современного просторечия жлобы, издаля, спёр, тикать и свободно оправданной модификации слов кил. Вы уж на меня не серчайте, но я настолько осмелюсь, или, если хотите, настолько обнаглею, что скажу — в определенном смысле язык ВВ богаче языка Пушкина.

Хотя бы в том определенном смысле, что со времен Пушкина язык приобрел много новых современных слов, а язык ВВ содержит и устаревшие слова и просторечие, и специальную терминологию тех тем, которых Пушкин никогда не затрагивал, и удачные языковые нововведения самого ВВ. Возможно, кто-нибудь подумает, что я слишком уж превозношу Высоцкого.

из лукоморья

Слова песни Лукоморья больше нет Владимир Высоцкий Добавьте этот текст песни в ваш персональный список песен. Лукоморья больше нет, от дубов простыл и след, Дуб годится на паркет, так ведь нет - Выходили из избы здоровенные жлобы, Порубили все дубы на гробы Ты уймись, уймись, тоска у меня в груди, Это только присказка, сказка впереди Распрекрасно жить в домах на куриных на ногах, Но явился всем на страх Вертопрах, Добрый молодец он был - бабку-ведьму подпоил, Ратный подвиг совершил, дом спалил Тридцать три богатыря порешили, что зазря Берегли они царя и моря, Каждый взял себе надел, кур завел и в нем сидел Охраняя свой удел не у дел

Распрекрасно жить в домах на куриных на ногах, Но явился всем на страх Вертопрах, Добрый молодец он был - бабку-ведьму подпоил.

Стихи автора Владимир Высоцкий - Антисказка Лукоморья больше нет, От дубов простыл и след, - Дуб годится на паркет - так ведь нет: Выходили из избы Здоровенные жлобы - Порубили все дубы на гробы. Ты уймись, уймись, тоска У меня в груди! Это - только присказка, Сказка - впереди. Распрекрасно жить в домах На куриных на ногах, Но явился всем на страх вертопрах, - Добрый молодец он был - Бабку Ведьму подпоил, Ратный подвиг совершил, дом спалил. Тридцать три богатыря Порешили, что зазря Берегли они царя и моря, - Каждый взял себе надел - Кур завел - и в ем сидел, Охраняя свой удел не у дел.

Ободрав зеленый дуб, Дядька ихний сделал сруб, С окружающими туп стал и груб, - И ругался день деньской Бывший дядька их морской, Хоть имел участок свой под Москвой.

Где находится Лукоморье?

За столом удивленно подняли брови. Заложила она ногу на ногу, закурила дареные марльборо и спросила как можно вульгарнее и презрительнее: Мы с вами на брудершафт не пили. Но не запугать вам, гражданин начальник, Тамару.

Но явился всем на страх Вертопрах, Добрый молодец он был - бабку-ведьму подпоил, Ратный подвиг совершил, дом спалил Ты уймись, уймись, тоска.

А русалка - вот дела! Тридцать три же мужика - не желают знать сынка: Пусть считается пока сын полка. Как-то раз один колдун - врун, болтун и хохотун,- Предложил ей, как знаток бабских струн: Мол, русалка, все пойму и с дитем тебя возьму. И пошла она к нему, как в тюрьму. Ты уймись, уймись, тоска.

Высоцкий - Лукоморья больше нет...

Сделал он это, по данным ведомства, в феврале года, когда к нему в гости приехала знакомая девушка из Осинников. Девушка сказала, что уезжает домой, и ушла из квартиры. Обвиняемый выпил спиртное и решил с ней помириться.

Но явился всем на страх вертопрах! Добрый молодец он был, бабку-ведьму подпоил, ратный подвиг совершил - дом спалил! Припев: Ты уймись, уймись.

Во субботу чуть не плача, Вся Канатчикова Дача к телевизору рвалась. Вместо, чтоб поесть, помыться, уколоться и забыться, Вся безумная больница у экрана собралась. Говорил, ломая руки, краснобай и баламут Про бессилие науки перед тайною Бермуд. Все мозги разбил на части, все извилины заплел, И канатчиковы власти колят нам второй укол. Может лучше про реактор, Про любимый лунный трактор? Ведь нельзя же, год подряд То тарелками пугают, дескать, подлые, летают, То у вас собаки лают, то руины говорят.

Мы кое в чем поднаторели - мы тарелки бьем весь год, Мы на них уже собаку съели, если повар нам не врет. А медикаментов груды - мы в унитаз, кто не дурак, Вот это жизнь!

Высоцкий:"Лукоморья больше нет..".